Статья опубликована в журнале «Реклама и Полиграфия»

 

Шедевры искусства созвучны природе, выражают ее законы, питаются ею.
Ле Корбюзье. Архитектура XX века

Officina

Бывают на свете замечательные шрифты, которые, подобно литературному произведению или музыкальному сочинению, отражают дух времени, стилистику текущего момента и настроения эпохи. Одним из таких шрифтов является «Официна» вместе со своим братом шрифтом «Мета». Парадоксально, что они часто используются в качестве наборного текста различными газетами и журналами, но исключительно редко задействуются при создании товарных знаков и логотипов. Автором рассматриваемых шрифтов является замечательный современный дизайнер Эрик Шпикерман. Он родился в 1947 году в Ганновере, работал печатником и наборщиком в типографии, которая помещалась на первом этаже собственного дома. На заработанные деньги изучал историю искусств в Берлинском свободном университете. Вскоре Шпикерман отправляется в Лондон, где в течение семи лет работает свободным дизайнером, сотрудничая с такими крупными агентствами, как Wolff Olins и Pentagram. В 1979 году Эрик вместе с двумя партнерами основывает компанию Meta Design, которая вскоре становится крупнейшим дизайнерским агентством Германии, имеющим филиалы в Сан-Франциско и Лондоне. Шпикерман занимается разработкой дизайна для крупнейших мировых брендов, таких как Bosch, Deutsche Bahn, Adobe, Apple, Audi, IBM, Nike и многих других. В 1989 году вместе с Невилом Броуди Эрик основывает компанию FontShop International, создает огромную библиотеку шрифтов. Помимо богатой дизайнерской практики, дизайнер колесит по всему миру с чтением лекций, издает книги, пишет статьи по шрифтам и типографике.

 

Как-то дизайнера спросили о творческой системе, которую он использует при создании шрифтов. Шпикерман ответил: «Две руки, два глаза и один мозг… Компьютер нужен для изготовления, но сам дизайн рождается в голове».

 

Первым из рассматриваемых шрифтов на свет появился «Мета» в 1984 году. Шпикерман убедил Немецкую почтовую службу (Deutsche Bundespost) в необходимости разработать фирменный шрифт для всех печатных материалов. Через несколько месяцев были разработаны два начертания, и даже одобрены, но вскоре весь проект был отменен заказчиком, который решил использовать проверенную временем «Гельветику». Эрик сильно не расстроился, через несколько лет разработал похожий на «Мету» вариант со скругленными краями, предназначенный для офисной канцелярии (и потому названный «Официна»). И спустя совсем немного времени идеи Шпикермана завоевали дизайнерский мир.

 

Сам дизайнер называет такие шрифты рабочими лошадками. При их проектировании закладываются требования хорошей насыщенности, наличия нескольких начертаний, легкочитаемости, особенно цифр (поскольку «неразборчивые числа могут быть просто опасны»), экономичности: шрифт должен быть достаточно плотным. Все это вполне получилось при создании «Меты» и «Официны».

 

Сразу два крупнейших сотовых оператора России используют шрифты «Мета» и «Официна» в своей рекламе. И хотя мы не видим обилия товарных знаков и логотипов, выполненных при помощи этих шрифтов, стилистика и идеи, заложенные в них, угадываются в очень многих знаках.

Le Modulor

План определяет творческую программу. 
Ле Корбюзье "Архитектура XX века"



С 1 по 11 ноября в Зале Союза художников проходила шестая по счету биеннале "Модулор", организованная Союзом дизайнеров Санкт-Петербурга. На выставке по чуть-чуть были представлены: промышленный дизайн, графический, средовой, дизайн интерьера, мебели, одежды, арт- и медиа-дизайн, учебные работы и многое другое. В числе событий, происходящих в рамках выставки, были анонсированы: мастер-класс "Сквозная визуальная идентификация брендов и компаний", третья научная конференция "Время дизайна", круглый стол "Концепция развития отечественного дизайна" из названий которых следует, что судьбы отечественного дизайна решаются там. 
Само слово "модулор" обязано своим широким распространением французскому архитектору Ле Корбюзье, который, как известно не получил систематического образования, а обучался в основном в творческих мастерских архитекторов. Правильнее было бы произносить это слово "Лё модулёр". Оно обозначает систему пропорционирования, которую Ле Корбюзье предлагал использовать не только в архитектуре, но и в промышленности, а также в других областях. История возникновения идеи модулёра такова. В середине прошлого века в строительстве и в архитектуре зачастую возникали конфликты, связанные с двойной системой измерения (метры - дюймы - футы). Стремясь решить эту конфликтную ситуацию, Ле Корбюзье взял за основу человека 6 дюймов ростом (182,88 см), нарисовал его с поднятой вверх рукой и ввел систему пропорций, базирующуюся на трех основных размерах: от поверхности пола до солнечного сплетения, до макушки головы и до верха поднятой руки. Позднее была введена четвёртая единица - расстояние до опущенной вниз руки. Тем самым был создан Модулёр - измерение, опирающееся на математику и построенное по принципу человеческого масштаба. Метр - есть не что иное, как абстрактная величина. Шкалой должен быть сам человек. Ле Корбюзье вводит понятие "вместилище человека", когда речь идет о доме или автомобиле, или "продолжение человека", когда говорят о ручке, журнале, являющихся продолжением жестов человека. Как пишет автор концепции, "Человек, с поднятой рукой дает нам точки, определяющие занятое пространство - нога, солнечное сплетение, голова, кончик пальцев поднятой руки, три интервала обусловливающие серию золотого сечения, называемую рядом Фибоначчи. С другой стороны, математика предлагает здесь некоторое изменение, очень простое и в то же время, очень существенное: простой квадрат, удвоение и два золотых сечения… "Модулёр" автоматически осуществил преобразование метра в фут-дюйм" (в целых числах). Свою концепцию архитектор обсуждал даже с Альбертом Эйнштейном. Великий учёный так отозвался о модулёре: "Это гамма пропорций, которая делает зло трудно- а добро легко-выполнимым". 
В некоторых работах на выставке нам даже удалось разглядеть волшебные пропорции модулёра. 

Учись уступать

Человек выходит из дому и сразу же, не успев опомниться, становится данником смерти: идут автомобили. Я вспоминаю свою студенческую юность; тогда двадцать лет назад мостовая целиком принадлежала пешеходу: на ней можно было стоять, разговаривать, петь… мимо тихо проплывали омнибусы, влекомые лошадьми. 
Ле Корбюзье "Архитектура XX века"



Недавно в нашем городе стартовала акция "Культура рулит на дорогах", посвященная безопасности дорожного движения. Студия Ильи Соколова (sisart) приняла активное участие в создании серии изображений, объединённых слоганом "Учись уступать". Дизайнер рассказывает. "Концепция была рождена в тот же день, когда был получен заказ. О нелёгкой жизни на дорогах и водителей и пешеходов можно рассказать главным информационным средством - знаком. Нами был предложен новый вариант названия акции с более "широким охватом" темы. Некоммерческое участие студии в проекте не только не облегчило работу, а, напротив, в разы увеличило эмоциональные и временные затраты. Административное и идейное курирование взял на себя Валерий Круглов. Эскизы одобрены и согласованы главным художником города. Акция стартовала 1 ноября. Как прошёл этот старт мы не знаем, но все-таки ждём продолжения. Почти все пешеходы знакомы с ШумаХерами, не останавливающимися на красный. Многие водители знают чудаков, бросающихся под колеса в самых неподходящих для перехода местах. И это все мы с вами". Мы поинтересовались, что думает Илья о социальном дизайне. "Некоммерческие социальные дела в графическом дизайне - это ужасно. Как правило, они плохо поддаются грамотной организации и запланированному креативу. Занятые "настоящей большой работой" профессионалы найдут тысячу причин отказаться от подобной общественной нагрузки". Спасибо Илье и его коллегам, что нашли время принять участие в общественно полезной акции!

Division

Художник - неизменный медиум, необычайно восприимчивый, он превосходно чувствует природу, знает её и воплощает в своих творениях, он постигает её особенности, он выражает её. 
Ле Корбюзье "Архитектура XX века"



Сегодня у нас в гостях Вадим Обласов, креативный директор рекламного агентства Division LSR. В.Ш. Вадим, расскажи, пожалуйста, про историю Вашего агентства? В.О. В 1993 году образовалось рекламное агентство полного цикла DA&N (аббревиатура связана с именами учредителей). Одним из важных направлений деятельности было видео, в то время лицом агентства являлся Владимир Шевельков. В 2003 году произошел ребрендинг, сменились учредители, агентство поменяло название на Division. Теперь компания принадлежит строительному холдингу LSR и называется Division LSR. Первоначально руководство было в женских руках, это накладывало определенный отпечаток на стиль руководства и характер деятельности. Девушки были личностями, и могли диктовать. После ребрендинга руководство перешло в мужские руки. В.Ш. Какой тип руководства тебе ближе? В.О. Если честно, интереснее было работать под женским руководством. С одной стороны это сложнее. Приходится доказывать и обосновывать свою работу, прикладывать большие усилия, чтобы обосновать свою работу. С мужчинами говоришь на одном языке. В.Ш. Каким образом Вам удается получать заказы от компании "Мегафон"? В.О. Когда я пришел в агентство, "Северо-Западный GSM" уже тогда был в числе клиентов. Во многом благодаря личным связям. В.Ш. Каковы рецепты твоего творчества? В.О. У меня есть внутренний зуд. Желание сделать то, что никто до меня не делал. Радость открытия чего-то нового. И в то же время большая ответственность перед цехом. Эта планка, когда нельзя сделать плохо. В.Ш. Бывают ли случаи, когда заказчик просит сделать заведомо некорректный вариант? В.О. Иногда ситуация развивается и в таком ключе. В таких случаях себя уговариваешь. Можно скрыть авторство и отказаться от этой работы внутренне. Зачастую это приводит к конфликту с самим собой. Но я уже привык. В.Ш. Не приходило ли тебе в голову покинуть агентство? В.О. Всегда откладывал до лучших времен. Возможно, лет через 20 буду заниматься чем-то самостоятельно, например, станковой графикой, шелкографией, делать офорты, работать ручками. Когда я учился, интересно было работать с материалами, камни точить. В то время в "Мухе" работали такие дядьки, что невольно проникаешься уважением. Такая работа ставит мозги на место. Нет шанса на ошибку, и нельзя загубить материал. В то же время тебя окружает масса опасностей: кислота, резаки, прессы. Но, когда появляется первый оттиск, это потрясающе, это настоящий катарсис. В будущем у меня наверняка будет свой станочек, место и мастерская. В.Ш. А что для тебя значат деньги, и много ли ты зарабатываешь (извиняюсь за некорректный вопрос)? В.О. Руководство считает, что много. Но человеку всегда не хватает. Не могу назвать себя обеспеченным. В.Ш. Участвуешь ли ты или агентство в каких-нибудь выставках и конкурсах? В.О. Сам не участвую, но наши ребята участвуют, причем самостоятельно. Само агентство не проявляет активности. Возможно, эта инерционность связана с экономическими соображениями. Есть пул постоянных клиентов, которые обеспечивают стабильную финансовую ситуацию, и в самоутверждении на выставках просто нет необходимости. Мы больше участвуем в тендерах. В.Ш. Что бы ты мог отметить из последних работ агентства? В.О. Рекламная кампания по запуску торгового центра "Радуга". В.Ш. Многие иронизируют по поводу цветовой гаммы этого магазина, которая является символом однополой любви. В.О. А что делать, этот цветовой код заложен уже в названии. Порядок следования цветов мы старались немножко изменить. В.Ш. Что ты скажешь по поводу модификации знака "Мегафон" и появления объема? Какие чувства испытывает творец детища, которое потом подвергается изменениям? В.О. Это все модные тенденции: объёмчики, выворотка. Без них нельзя. Последнее, что сделали со знаком, мне не нравится. Это скорее дань моде и времени. Ревнивых эмоций у меня нет. Важно, чтобы в результате эволюции знак продолжал жить, не менялись пропорции. Что касается изменения шрифта, то в силу ограниченности сроков, я вообще не сумел его проработать. Над знаком "Мегафон" поработало уже не одно агентство, но я считаю его своим. В.Ш. Как ты оцениваешь знак "Мегафон" на фоне ребрендинга компаний "МТС" и "Билайн"? В.О. Сначала мне показалось, что знак стал проигрывать, но потом я понял, что это связано прежде всего с рекламной активностью этих компаний. Впоследствии положение выровнялось. Все знаки разные, но в то же время во всех есть гладкость, зализанность. В.Ш. Используешь ли ты шрифт "Официна" при разработке товарных знаков? В.О. В чистом виде я всегда боялся его использовать и всегда немного менял. С этим шрифтом я слишком часто общался, и он стал рабочей лошадкой. Часто использовал в текстовом наполнении, в результате чего утратилась изюминка, хотя шрифт сам по себе очень хороший. В.Ш. Занимаешься ли ты разработкой шрифтов? В.О. Шрифтами боюсь заниматься. Не чувствую себя уверенным. У каждого великого дизайнера есть свой шрифт. Лень и боязнь лезть не в свое дело, страх перед новыми программами не позволяют мне к этому приступить. Пускай шрифты делают те, кто чувствует себя уверенным в этом. К тому же шрифтов и так очень много, есть на все случаи жизни. В крайнем случае, можно русифировать западный. В.Ш. Каковы тенденции в современном дизайне? В.О. В последнюю очередь хотелось бы следить за тенденциями, но, работая в агентстве приходится этим заниматься. Появляется много новых имен и работ. Но сильно нового ничего не вижу. С визуальной культурой у нас плохо. Создается ощущение, что у человека закрылись глаза. Не видят явных ужасных и некрасивых вещей. Не замечают халтуру, а дизайнеры довольно часто допускают её в своей работе. В.Ш. Насколько отечественный дизайн сравним с западным? В.О. Дизайн это изначально не наше, в вузах у нас учат плохо. И приходится учиться у иностранцев. Это в петровские времена посылали учиться за границу. Уровень цивилизованности Запада намного выше нашего. А дизайн и цивилизация, это одно и то же. Соответственно, и дизайн там лучше. Конечно, можно делать шрифты на деревянных досочках, штамповать на пряниках, а затем продавать туристам, но это просто смешно. В.Ш. Ты амбициозен? В.О. Скорее нет. В.Ш. Твоя лучшая работа? В.О. Если говорить не с точки зрения растиражированности, а с точки зрения собственной оценки, то это может быть значок, который даже плохо помнишь. Один раз я увидел на улице красивый знак, что-то очень знакомое. Потом вспомнил, что это я его сделал. Сомневался, но все-таки я. Это был прекрасный знак. В.Ш. Что бы ты хотел пожелать читателям журнала? В.О. Главное - стремиться! А отечественному полиграфисту всегда есть к чему стремиться. 

Василий Шишкин