Шрифт и технология

Искание Истины есть первая ступень к нахождению ее. 
После искания приходит осознание,
Что Истина ищет самого искателя!
Суфийская мудрость.


Развитие шрифта на протяжении всей его истории было неразрывно связано с развитием технологии. Две составляющие, эстетика и технология дружно шествовали рука об руку, были тесно связаны, и их брачный союз не только не ослабевает, но и усиливается со временем.


Древним шумерам было неудобно царапать на глине, и они решили выдавливать знаки треугольно заточенной палочкой. Причем, следуя удобству написания, большая часть клинописных знаков направлена острием вправо и вниз, лишь изредка по диагонали (и никогда влево или вверх).


Китайская иероглифическая письменность ее пластика и основные черты формировались под влиянием технологии изображения кистью и жидкой тушью.


Древняя письменность инков – узелковое письмо кипу, о котором нам подробно рассказывает Гарсиласо де ла Вега, - одна сплошная технология. 


Развитие египетского письма от раннего картинного (пиктографического) к образно-символическому (идеографическому), носило яркую общую тенденцию, характерную почти для всех древних форм письменности. Тенденцию к упрощению. Стремление предоставить писцу возможность фиксировать тот или иной материал максимально скоро. Отсюда появление в Египте иератического письма, а впоследствии, еще более упрощенного демотического.


Характер демотических знаков уже почти не напоминал свой пиктографический прообраз (когда каждый иероглиф означал конкретный предмет или понятие) но связан с ним напрямую.


Изобретение алфавита примерно в XV веке до н.э. означало очередной технологический рывок. Нанесение же текста тоже, прежде всего, вопрос технологии. Древние римляне писали на вощеных досках двусторонней палочкой, стилосом, один конец которой был острым, а другой тупым (острым писали, а тупым исправляли написанное).


Стремление к ускорению записи привело к появлению римского курсивного письма. Шрифт приобрел наклонное начертание, а часть букв стали писать крупнее. Ведь в то время слова не разделялись друг от друга расстояниями, и стоило немалых трудов разобрать написанное. Дальнейший путь развития наклонного начертания, появления маленьких (строчных) букв был долог и тернист, но каждая, даже маленькая деталь, будь то появление выносных элементов, лигатур, и прочее было напрямую связано с технологическими вопросами. Даже появление точки над “i” в готическом письме (текстуре) завязано на технологию.


Профессор Яков Чернихов уже обращал внимание на то, что современная форма латинских букв во многом обязана написанию крупных надписей широким концом стилоса. Действительно, повернутый под углом 45 о, и в чем то напоминающий современное перо, стилос позволяет создать контрастный шрифт, объясняет появление основного и дополнительного штрихов (у греческого капитального письма это еще не встречается) и даже наклон очка литеры у буквы «О». Появление засечек согласно Чернихову, произошло тоже благодаря технологии. Дело в том, что высекание надписи на камне обычно сопровождается сколами в углах букв. Поэтому резчики завершали штрихи ударом более широкого резца, что и приводило к появлению засечки.


В будущем серифы стали уже канонизированы.


Появление книгопечатания внесло очередные правки в развитие шрифта. Шрифт 42-х строчной Библии Иоганна Гутенберга точно копировал рукописный. А с чего еще было брать пример? Но впоследствии типографский шрифт сильно изменился. Пропали волосные элементы, их легко писать пером, но технологически трудно гравировать на пуансонах, к тому же они плохо пропечатываются. Особенно на шероховатой, рельефной бумаге (именно такой она была на заре книгопечатания).


Канонизация построения шрифтов в эпоху возрождения опять же заслуга гармоничного взаимодействия эстетики и технологии. Участие великих художников, таких как Леонардо да Винчи, Альбрехт Дюрер, Лука Пачиоли, и многих других, использование пропорций золотого сечения – эстетика. Применение математического аппарата, точных геометрических соотношений, вписывание букв в квадрат 10 х 10 – технология.


Развитие кириллицы и ее богатые исторические корни проистекало несколько в стороне от европейских традиций. Но насильственное введение в 1710 году Петром Первым гражданского шрифта с добавлением в латинский алфавит видоизмененных кириллических букв носило характер технологически революционный. Европейская типографика со всем ее многовековым наследством была изящно позаимствована, сэкономив России кучу времени, позволила интегрироваться в мировой культурный контекст, но и сохранить самобытность.
Отметим также, что пропорции большинства современных шрифтов, также связаны с технологическими особенностями зрительного восприятия. Дело в том, что мы читаем под некоторым углом к поверхности текста, поэтому слегка вытянутый по высоте шрифт, проецируясь на сетчатку глаза, все равно сжимается. По этой же причине пропорции шрифтов на архитектурных сооружениях в древнем Риме (в том числе и на колонне Трояна) различны, чем выше расположение текста по отношению к зрителю, тем он более вытянут по высоте. Альберхт Дюрер даже канонизировал законы построения шрифтов в зависимости от высоты расположения в своем трактате. 


Век XVIII, а также и XIX прошли с заметным преобладанием эстетики над технологией. В изготовлении книг и технике печати почти ничего не менялось, а художественные стили в этот период сменяли один другого и добавляли в историю шрифта все новые страницы. Конструктивизм снова заострил вопросы технологичности. Простота рубленых форм была связана с техникой работы плакатным пером и широкой кистью. Конструктивистские шрифты не однообразны. На плакатах они имеют разные пропорции и насыщенность в зависимости от того места, которое должно быть заполнено шрифтом согласно авторскому замыслу. XX век ускорил процесс технологизации. Появление фотоформ глобально изменило характер подготовки шрифтового материала. Появление компьютера открыло новую эру развития современного шрифта. У дизайнера появился новый мощный, удобный точный и быстрый инструмент, позволяющий решать широкий спектр технологических задач. Именно их, поскольку прерогатива художественного мышления по-прежнему остается за человеком. 

 

Современный выбор программ для создания шрифтов достаточно широк. Fontographer, FontLab и IkarusM позволяют решать одну и ту же задачу обладая каждая своими достоинствами (и соответственно, недостатками). Относясь к шрифту как к продукту богоявленному, эти программы при всей их деликатности, являют собой пример чересчур изысканной учтивости, как если бы очень корректный персональный водитель, старомодно расшаркиваясь, открывал Вам дверцу неповоротливого Ролс-Ройса, затем медленно усаживался в водительское кресло, и медленно, медленно, чтобы не растрясти ваше драгоценное тело добирался из пригородной резиденции в главный дворец. Так и хочется вышвырнуть его из водительского кресла, и, забыв пристегнуться, притопить на полную катушку и промчаться с ветерком, обдавая прохожих свежим воздухом. Но правила не позволяют. Этикет диктует традицию. А юношеский задор нетерпеливо не хочет ждать.
Сейчас мы подходим к главной идее нашей статьи, поэтому настойчиво просим уважаемого читателя немного сосредоточиться.


Вопрос, что есть шрифт в большей степени, искусство или технология некорректен по определению. Шрифт, несомненно, является в той или иной степени произведением искусства, но с учетом всех технологических норм, требующих как воспроизводство шрифта на носителе, так и его создание. При этом, если цикл печати в настоящий момент известен до мелочей, дает фактически неограниченные возможности для творчества и для воспроизведения всего и вся на любом носителе от микрочипа до дирижабля, то процесс создания шрифта до сих пор базируется на изживших себя предрассудках, покрывающихся патиной заблуждения. В России создание шрифта вообще носит эзотерический характер, этакого действа не для всех, подобно искусству египетских жрецов, тщательно охраняемому от толпы или перуанских толмачей, толкователей узелков кипу (так называемых кипу – камайох).


Создание шрифта окутано тайной, овеяно легендой, недоступно для большинства. В этом есть определенные плюсы, когда одна и, несомненно, очень уважаемая и профессиональная команда (Paratype) из года в год делает свое дело, радуя безукоризненными работами, это хорошо. Но когда одна и, несомненно, уважаемая и профессиональная команда из года в год делает свое дело, находясь в условиях исключительной монополии, это плохо. Она выбирает, какие шрифты кириллизовать, а какие не стоит, сколько запросить за работу и т.д. Представляете, если бы и дизайн в Москве делала одна большая и очень хорошая компания? А ведь это было бы очень похоже. В германии Мета-дизайн, а у нас Мега-дизайн?


Впрочем, заниматься шрифтами может, кончено, далеко не каждый, в отличие, например, от занятий дизайном (шутка). Кустари одиночки здесь уже давно завяли, и их цветки так и не успели принести плодов. 


Создание шрифта – дело коллектива хорошо организованных людей. А хорошая организация часто попахивает конвейером. Но так ли это плохо?


Когда в 1999 году дизайн-студия Василия Шишкина впервые применила конвейерную технологию, многие только пожимали плечами. Действительно, при подготовке полиграфии (каталог 240 полос, пригласительные билеты, растяжки, папка) а также дизайна плакатов (160 штук 1 х 1,5 м, объемом 100- 150 МБт каждый) за три недели студия выполнила работу, уместившуюся на 60 компакт-дисках. Суть конвейера состояла в том, что группа дизайнеров и верстальщиков различного уровня и квалификации действовали согласно определенной отведенной им роли в организованной последовательности. Один задает шаблон плаката (арт-директор), другой сканирует материалы (черновой верстальщик), третий (дизайнер) работает с плакатом), следующий (пре-пресс мастер) выполняет предпечатную подготовку. И здесь не было бы ничего революционного, если бы впоследствии эта организационная схема не была перенесена на сознание шрифтов. На пресс-конференции, посвященной анонсу программы «33 новых шрифта», проходившей в октябре, грамотные люди говорили, что создать столько шрифтов за короткий промежуток времени немыслимо. Что это провокация или профанация. Время рассудило иначе. Посмотрим, как работал организм студии на примере приведенной схемы. Пунктирной линией показано, как будет работать механизм в следующем проекте («101 новый шрифт»), планирующемся к выходу в декабре 2002 года. Количество участников команды со стороны студии составляет 5 человек: арт-директор, дизайнеры 1 и 2, технический специалист, верстальщик. Их слаженные действия более эффективны, чем труд просто 5 человек, не организованных выполнением общей работы. Используемое командой программное обеспечение также может вызвать недоуменные вопросы. Помимо профессиональных пакетов, используемых для окончательной подготовки шрифта, первичная работа с графикой производится в Corel Draw (очередное свидетельство демократичности). При всех обвинениях в адрес этого пакета, Corel предоставляет массу удобств: горячие клавиши масштабирования F2, F3, функции прилипания к направляющим, удобство использования, наличие приобретенных годами навыков работы с ним, что немаловажно (не надо долго привыкать).


Скорость изготовления шрифтов также обязана сознательному отказу в создании полного комплекта символов согласно стандарту ISO/Adobe Character Set. Действительно, как часто в реальной жизни дизайнер использует “i” с двумя точками или лигатуру “ae”? Если, к тому же, Вы не планируете продажу шрифтов на внешнем рынке, то можно смело сбросить с воздушного шара лиiний песок никому не нужных символов, да здравствует само путешествие!


А что же дальше? Каково возможное будущее шрифтов? Какие технологические приемы могут быть использованы в ближайшее время?
История уже познала закон ускорения. Действительно, все возрастающий неукротимый темп мировой истории, подобно катку, несущемуся с горы, все ускоряется, вынуждая каждое последующее событие происходить с меньшим интервалом. Для шрифта это связано с совершенствованием технологии. Посмотрите, какой путь прошли шрифты с момента изобретения компьютера. А ведь еще вчера мы набирали служебные записки на печатной машинке.

Шрифт будущего, подобно молекуле будет расчленен на составляющие, на атомы, с которыми удобно работать, словно с кирпичиками, которые удобно хранить, из которых словно из модулей как в конструкторе можно собирать чудеса. Один из наших новых шрифтов Evolution построен согласно этим принципам. Дадим определение этим атомам. Ядро шрифта – базовые элементы конструкции, - основной штрих, соединительный штрих, то, что их соединяет, в случае шрифта с засечками, то и засечка. Эти элементы называются базэлконы. Они являются основой шрифта, но, как и любое ядро, не могут жить без атомов. Ими являются так называемые элконы, или просто элементы конструкции, позволяющие уже создать шрифт полностью. А теперь представим, как легко и просто меняя лишь параметры элконов и базэлконов мы сможем получить самые различные по своим свойствам шрифты одной гарнитуры. Невообразимое бесконечное многообразие, отличающееся по своей насыщенности (светлый - жирный) и по пропорциям (узкий – широкий). Многообразие, заставляющее задуматься о компьютеризации этой технической работы. А именно, задал параметры элконов и базэлконов в соответствующей программе (FontGenerator), получил на выходе готовый шрифт, хочешь под РС, хочешь для Мас. Не слабо? При этом работа дизайнера отнюдь не упраздняется вопреки праведному возмущению старомодных дизайнеров. Просто она впервые становится действительно творческой. Сама индустрия шрифтов тоже может претерпеть изменения. Вместо готовых шрифтов на блюдечке дизайнерам можно было бы предложить элконы, базэлконы, а также программу для работы с ними. Хотя, большая часть захочет сама создавать элементы конструкций, поскольку, рождение шрифта подобно чуду, рождению ребенка, а для этого лучше использовать собственное семя. А что касается сроков вынашивания, то уж лучше потратить 9 месяцев на действительно творческую работу, нежели изнурять себя рабским трудом, выполняя механические действия. Давайте заниматься творчеством!

 

Василий Шишкин