Заметки путешественника: Башкирия

Как много вокруг заманчивых и привлекательных мест. Сколь желанны Гавайи, Мексики и прочие экзотики, и как мало знаем мы о России. Да и откуда узнать, ведь пока сам не объездишь, воочию не убедишься…

 

Мы в Башкирии в этнографической фольклорной экспедиции от консерватории. В группе всего 7 человек. Экипированные диктофонами, профессиональными видеокамерами, эти подвижники по крупицам собирают фольклор, остатки знаний, обрывки воспоминаний о свадебных церемониях, похоронных обрядах, проводах в армию и проч. Остатки этих знаний можно почерпнуть лишь у бабушек 70-80 лет. Для людей моложе фольклор – это уже песни Аллы Пугачевой. А ведь насколько яркими, красочными были свадьбы в деревнях, гуляния, пение под гармошку, танцы.

 

Члены экспедиции живут практически в спартанских условиях. В просторном помещении учебно-производственного комбината слегка пахнет краской, матрацы набросаны на полу, удобства во дворе, вода только холодная, душа нет, приходится ездить на помывку в баню. В солнечные дни можно искупаться в речке Белой. Из-за засухи она сильно обмелела, но купаться можно.

 

Машина военного типа УАЗ-«буханка» уверенно рассекает упругий воздух башкирских просторов. Вокруг мелькают деревушки с поэтическими названиями мест, похожими на имена юных дев:  Алатана, Янгискаин, Асиялан. Мы направляемся в сельсовет, получаем информацию о жителях преклонного возраста. И дальше объезжаем, скрупулёзно встречаясь со всеми, кто готов уделить нам время и собирая всё то, что ещё можно собрать. В сельсовете к нам доброжелательны, информацию предоставляют легко. Пока выписывают фамилии и борются с непослушным принтером, подхожу к небольшому мемориалу, какие установлены практически во всех селах. На памятнике надпись, некогда покрытая бронзянкой «Никто не забыт и ничто не забыто». Часть букв безнадёжно отклеилась, фанера иссохлась и расслоилась местами. Фотографии героев где-то отмыты, но на многих лиц уже не узнать. Кругом бурьян и маленькие, весьма опасным кругляшки, по виду напоминающие козьи фекалии.

 

Цивилизация уже проникла в сёла, во многих домах стеклопакеты. Сайдинг, встречающийся повсюду как средство унификации, напрочь лишает башкирские дома индивидуальности. И там, где раньше были с любовью вырезанные вручную удивительной красоты наличники, ныне смонтирован безжизненный желтоватый пластик. В Башкирии несмотря на множество различных религиозных конфессий, все уживаются мирно: башкиры, русские, евреи, чуваши. Полиция встречается редко. Всё спокойно. Труженики ГАИ по пути не попались ни разу. Хотя пьяных за рулём многовато. Это видно и по рекламе на дорогах, и по манере езды, и по образу жизни.  

 

Некоторые места совсем опустели, активные люди подались в города в поисках лучшей доли. Многих старух, как выяснилось, уже нет в живых. Как тут не вспомнить «Мёртвые души»? В деревнях пьют, гонят самогон, популярна медовуха, но в большинстве случаев люди сохраняют человеческое достоинство. Там, где молодёжь не покинула дома, там хозяйство в порядке, держат скот, разводят пчёл. А как хорош Башкирский мёд! Его различают по сортам: луговой, гречишный. Во многих хозяйствах держат ульи и знают, как правильно обращаться с пчёлами. Исключительно хороши молочные продукты. В магазинах можно даже встретить любимое лакомство советских времен, сливочное мороженное в бумажном стаканчике с деревянной палочкой.

 

В один из дней нам повезло, мы попали на праздник Ураза Байрам в крупном башкирском селе. К приезду делегации из Петербурга подготовились, и в местном клубе нам устроили целое представление. Хор из семи бабуль в праздничных башкирских нарядах исполнил традиционные песни и танцы. Пели слаженно с душой. На смену бабулям пришли трое, инструментальный ансамбль. Играли с чувством, с любовью к национальным традициям. Вскоре появился музыкант, которым особенно гордятся. Получивший профессиональное образование, он показал нам горловое пение, играл на курае, наиболее популярном башкирском инструменте. Как известно, «башкир без курая, как без коня». Курай – длинная трубка, наподобие флейты. С незапамятных времён делают её умельцы из одноимённого растения. Цветок курая входит в эмблему Республики Башкортостан. Играют на инструменте не как на флейте, а прислоняя ко внутренней стороне щеки, издавая сильный, яркий, своеобразный звук. Во время кампании 1812 года башкиры вместо курая играли на дулах ружей. А во времена Великой Отечественной вынуждены были играть на трубках, извлечённых из немецких двигателей.

 

Потом нас повезли в горы, где к нашему приходу установили юрту, заботливо декорированную коврами изнутри. В просторном светлом пространстве в центре уже был установлен стол со множеством башкирских явств. Неподалеку от юрты на берегу горной речушки уже топили походную баню. Рядом лучник упражнялся в стрельбе по круглой мишени. На лужайке были расстелены квадратные маты, на которых молодёжь оттачивала приёмы  традиционной борьбы куреж. Праздник удался!

 

Многое удалось повидать за неделю странствий. И как восстанавливают церкви, и поля подсолнечника, иссохшиеся от засушливого летнего солнца, словно истосковавшаяся плоть, ожидающие живительную влагу. Но, пожалуй, главное богатство Башкирии – люди. Удивительные, отзывчивые, щедрые, суровые и доброжелательные.

 

Я спрашивал старух о счастье. Были ли они счастливы? Как они оценивают сейчас свою жизнь, с высоты возраста оглядываясь назад? Ответы были похожи: «Милок, да какое счастье? Что мы видели в своей жизни? Работать приходилось много, война, потом хозяйство восстанавливали. Тяжело было». Встречались и те, чьих родных репрессировали. У кого-то мужа заберут в лагеря, кому-то ещё не повезет. Но и они с любовью вспоминают Сталина, времена, когда «порядок был».

В одном из дворов к нам подошла Наташа, женщина, выглядевшая много старше своих лет. Выяснилось, алкоголичка, лишили родительских прав. Двое детей отданы в приют. Наташа улыбалась, стала позировать, увидев фотоаппарат.

 

Многие жители рассказывали нам про неописуемой красоты место под названием Толпар. По преданию, Толпар – легендарный конь с крыльями, нечто вроде Пегаса, только башкирской породы. Русские называют место Толпарово, так проще. Ехать далеко, около часа по грунтовой дороге выматывают, но поездка стоит того. Приехав рано утром, мы застали рассвет, время, когда туман медленно рассеивается, очерчивая стоги сена, добротно сделанный загон для скота. Медленная мутная река грузно несет свои воды вдоль горного массива. Коровы медленно, с чувством собственного достоинства бредут по мосту в сторону ближайшего леса. Накануне волки телёночка задрали, но к этому не привыкать. Лица людей суровы и испещрены морщинами. Башкирия прекрасна!

 

Василий Шишкин,

путешественник