Статья опубликована в журнале «Реклама и Полиграфия»

 

Люди способны к бесконечному совершенству. Совершенство приходит к тем, кто достиг гармонии со всем существующим.
Суфийская мудрость.

 

Сегодня мы встречаемся с Антоном Вебером, руководителем рекламной группы FOLX

Василий Шишкин: Антон, скажи, пожалуйста, а зачем тебе столько будильников? (На полке в кабинете Антона стоят 7 одинаковых будильников, показывающих разное время).

Антон Вебер: Чтобы не заснуть. И это еще не все будильники. Еще на столе, на шкафу. И еще одна штуковина, которая работает, как будильник, но не показывает время. На самом деле, все это для меня символизирует не столько время, сколько точность. Если посмотреть на наш знак, можно узнать в нем часовое колесо, которое отвечает за точность хода и не позволяет механизму двигаться назад. Только вперед!
Вообще я — этнический немец (моего дедушку звали Отто Готфридович), поэтому предельно педантичен в вопросах точности и надежности. Это у меня в крови. Иногда это даже мешает.

 

< Рестайлинг логотипа кофейни «Идеальная чашка»

В. Ш.: А кстати, почему студия называется FOLX?

А. В.: Ничего сложного, никаких тонкий мыслей. Я большой поклонник мультфильмов. Помнишь фразу: Thats All Folks? Вот там и была подсказка, а мы ее сократили до сленгового Folx. Если посмотришь наше портфолио, в каждом проекте есть иллюстрации, графика, комиксы. Это своего рода противовес серьезности и строгости. Здесь я всегда вспоминаю Мюнхгаузена: «Улыбайтесь чаще, господа! Ведь самые большие глупости делаются с серьезным лицом». Так что, That’s All Folx.


< Интерьер кофейни «Идеальная чашка» в ТЦ «Радуга»

 

В. Ш.: Какие ценности ты исповедуешь в своем творчестве? Что для тебя главное?

А. В.: За годы жизни я понял, что самое главное, это быть честным и верным себе. Если выбрал дизайн делом жизни, терпи и будь профи. Впрочем, это замечание можно отнести и к хирургу, и к летчику... Мы же являемся креативным агентством, ядро которого составляет дизайн-студия. Наши головы — наш цех. Продукт должен быть предельного качества, и прежде всего для нас самих — планку задаем себе сами. Создавая дизайн, всегда помним, что его основная функция (прямая или косвенная) это стимуляция продажи. Строго говоря, дизайн это инструмент для бизнеса, а не только эстетика. Поэтому наша работа — это прежде всего ремесло и профессионализм, а только потом уже искусство. Самая же большая трудность и при этом самая интересная часть нашей профессии — это полезное сопротивление. Условно, в нашем тандеме с клиентом: он — функциональность, а мы — эстетика. Поэтому приходится искать компромисс — начинаем выкручивать друг другу руки, как правило, мягко и вежливо. Так вместе с ним мы превращаемся в многорукого Шиву.

В. Ш.: Чем конкретно занимается ваша студия?

А. В.: Обычно все начинается с нейминга, а заканчивается всем чем угодно, вплоть до интерьеров. Главная компонента — креатив, остальное — опции.

В. Ш.: Какие последние работы вы выполнили?

А. В.: Сделали дизайн, рестайлинг «Идеальной чашки». В 2005 году этот бизнес был продан шведскому финансовому концерну и к нам обратились новые собственники. Работа началась со знака. Мы предложили отказаться от длинного названия в связи с тем, что потребители обычно называли сеть просто «Чашка». Укрупнили это ключевое слово, но кардинально дизайн не меняли, чтобы не потерять часть аудитории. Недавно сделали сетевой проект «7 миля». Это боулинговая компания из Москвы. Название, лого, разработали все, включая индивидуальный крой одежды и интерьер.

 

В. Ш.: Как давно вы работаете с москвичами?

А. В.: С москвичами работаем достаточно давно, и у нас сформировался успешный имидж в Москве.

В. Ш.: Как обычно вас находит заказчик?

А. В.: Обычно работаем по личной рекомендации. Этот канал самый эффективный. Когда-то мы делали активные промо. После них шел «отзвон», где сперва фигурировал вопрос: «Сколько стоит?» Важно, чтобы клиент находил нас не в поиске низкой цены, а в поиске качества. Клиент же, пришедший по рекомендации, уже знает уровень цен и уровень наших возможностей.

В. Ш.: К чему ты стремишься в своей жизни?

А. В.: Мечтаю построить в нашем или в любом другом городе мира высокую яркую башню в створе проспекта или шоссе. Чтобы она была видна издали как яркая и необычная форма. Чтоб возмущала и будоражила сознание горожан, как башня Эйфеля в первые годы своего существования. Есть еще одна мечта — хочу научиться играть на арабских барабанах. К сожалению, сейчас моя операционная деятельность не отпускает меня. А заниматься музыкой в промежутке между делами нельзя. Когда слушаешь музыку и получаешь драйв, понимаешь, что испытывают сами музыканты.
Еще я хотел бы сняться в кино. Во мне часто узнают Сухорукова. С удовольствием сыграл бы какую-нибудь нелепую роль, например вредного карлика. Но только не бандита или криминального авторитета. Мечтаю чаще бывать в горах. Я активный горнолыжник, практически до мая каждые выходные — в Коробицино или в Финляндии. Это помогает восстановить эмоциональные потери.

В. Ш.: А почему тратишь нервы?

А. В.: Поиск компромисса — тяжелый труд, особенно когда продаешь субъективную вещь. Это проблема любого профессионала. Мы расстраиваемся, когда выбирают не тот вариант или когда портят хороший. Как директор я всегда осознаю, что, сопротивляясь, мы теряем свою прибыль. Но все-таки продолжаем бороться за качество. Впрочем, никто не застрахован и от «средненького» дизайна.

В. Ш.: Есть ли у тебя какие-нибудь мечты по поводу ситуации на рынке?

А. В.: К примеру, мечтаю, чтобы такие гигантские структуры, как РАО «ЕЭС», Газпром или Сбербанк, позволяли агентствам безобразничать в хорошем смысле, то есть делать яркий дизайн, не ограничиваясь стандартами или деловым этикетом. Хочется, чтобы крупные отрасли стали более мобильны и динамичными, чтобы funky business проник наверх. Чтобы появлялся яркий интересный продукт. Возможно, это не очень точный пример, но Билл Гейтс ходит на работу в шортах, и бремя олигарха ему в этом отнюдь не мешает. Для меня очевидно, что в больших отраслях и большом бизнесе компании подвержены скованности. Яркий имидж сделает их более доступными, более публичными и транспарентными, ведь к этому все так стремятся, правда? Тем более что такие компании являются флагманами, они диктуют моду, они являются трансляторами имиджа нашей страны.

В. Ш.: Кто твои авторитеты в области дизайна?

А. В.: Безусловных авторитетов у меня нет. Есть лишь те, кого я уважаю. Тут я не открою тайн: Рашид Карим, Пинин Фарина, Оливьеро Тоскани, Артемий Лебедев, Давид Авакян (директор Asgard) — молодец, уважаю! А, впрочем, есть авторитет — Бендер из «Футурамы». Вот он настоящий герой, хотя и не дизайнер.

< Боулинг «7 миля». Реклама на транспорте

 

< Meatland. Оформление транспорта

В. Ш.: Чем бы ты занимался, если бы не стал дизайнером?

А. В.: Архитектурой. Я по образованию архитектор-градостроитель. Но когда отучился, построил особняк и понял, что не хочу быть архитектором. Отработал неделю у Сергея Ушана в качестве фотографа-дизайнера и окончательно постиг, что хочу заниматься именно дизайном. Последнее время часто думаю, не создать ли архитектурную бригаду? Мне нравится моделировать из бумаги. Если бы я стал сумасшедшим, меня наверняка направили бы на трудотерапию в картонажную фабрику, ха-ха.

В. Ш.: Сколько должен зарабатывать дизайнер?

А. В.: Хороший классный дизайнер, который напрягается и полностью себя отдает, должен получать не меньше 40 тысяч рублей. В Москве это стартовая планка. Своим дизайнерам мы стараемся платить и давать возможность реализоваться так, чтобы они чувствовали свою ценность и были в тонусе. Это формирует сознание. Есть другая крайность, и называется она страшным словом «поточность». Здесь дизайнер может заработать и 30, и 50 тысяч рублей, но со временем желание творить отпадает, что ведет к девальвации дизайна. И когда на форумах «поливают» низкокачественные работы, знайте, это тот самый случай. В нашей практике бывает и так, что хорошая работа является бонусом для клиента. Мы не можем сказать, вот вы нам мало заплатили, поэтому такой дизайн — планку ведь не опустишь.

< Боулинг «7 миля». Меню

В. Ш.: Какая у тебя самая любимая работа?

А. В.: Пиво «Т». Я выслал Самвелу Аветисяну наш буклет, в котором уже был представлен наш промдизайн. Это был набор для пикника под брендом SELA, который, вероятно, и послужил катализатором для новых отношений с нами. Самвела заинтересовало наше портфолио. Позиций в проекте «Т» было несколько. Мы взяли блок «знак+тара». Естественно, мы были не единственными участниками. Он откровенно сказал, что не хочет нас «грузить» жестким ТЗ: «На старте мне нужны свежие идеи, буквально наброски, ограничения мы введем позже, когда нащупаем направляющую». Весь коллектив был выключен на целую неделю. Мы много фотографировали, изучали ретейл, отсматривали идеи и получили огромное удовольствие. В процесс поиска родилось несколько решений. По словам Самвела Аветисяна, помимо Олега Тинькова, еще несколько человек в компании оценили креатив, как сильное решение. Теперь бутылку требовалось экономически обосновать. Однако спустя месяц было принято решение отказаться от дизайна бутылки в связи с дороговизной реализации. А вот знак пошел в работу.

В. Ш.: Как рождается идея?

А. В.: От рисунка. Во многих агентствах работа все обычно начинается с криэйтеров и копирайтеров. Мы идем от обратного, все начинается с рисунка, зачастую не ограниченного рамками технического задания. Часто я даже не даю дизайнерам задание, а лишь примерно объясняю, что мы ищем. В нашем случае продукт приобретает большую выразительность и остроту. Лишь затем копирайтер приступает к своей работе.

< Боулинг «7 миля». Интерьер

В. Ш.: Бывают ли неинтересные задачи?

А. В.: Нет, не бывает. Интересность работы зависит только от нас. Иногда клиент говорит, что ему нужно сделать знак, стиль, по-быстрому, не заморачиваясь, например, для какого-нибудь ООО внутри холдинга. Даже в таких случаях мы ищем интересное решение. Бывают редкие случаи, и работа становится неинтересной, когда сделал хорошо, а клиент нашими же руками старается испортить. Здесь мы сопротивляемся, ну а если и это не помогает, я передаю работу техническому дизайнеру, который доделывает, основываясь на формальном задании.

В. Ш.: Что бы ты хотел пожелать читателям журнала?

А. В.: Если смотреть в профессиональном ракурсе, я всегда желаю только одного, чтобы выходя из офиса оставалось удовлетворение от работы. Желаю, чтоб в момент творческого поиска дизайнер не думал о деньгах, так же как, например, музыкант или хирург. Желаю, чтоб термин «халтура» исчез из нашего лексикона. Дизайн должен приносить удовлетворение себе и окружающим, а дивиденды появятся. Вот увидите!

 

| Статья опубликована в журнале «Реклама и Полиграфия»
| Материалы рубрики подготовил петербургский дизайнер Василий Шишкин